РУСОФОБИЩЕ

Мы росли самыми обычными советскими детьми: октябрятские значки, сбор макулатуры, девочек обижать – плохо, помогать друзьям – хорошо. И, конечно, на фоне всегда шла гордость за великую страну. Наш космос, родная армия всех сильнее, красные полотнища, кумачовым застилающие зал над всеми тремя нашими же призовыми местами в фигурном катании. Советские самолёты в Афганистане сбрасывают осколочный «рис» и возят фугасные «грузы» бедным крестьянам. И родная Коммунистическая партия, которая бдит и направляет.

Все завидуют нашему образу жизни и хотят в СССР. Добрый дедушка Ленин хитро улыбается с плаката в классе. Утренняя булочка, манная каша, желтеющая озерцами масла, какао с пенкой в тот нелёгкий час, когда дети рабочих в США недоедают, а в Африке эксплуататоры и вовсе заставляют внуков дяди Тома голодать. Но скоро мы полетим на Марс, сделаем по всей земле коммунизм и настанет полный миру мир.

Даже тогда, маленькими, многие понимали, что где-то здесь порылась собака. Тем более, что мы хорошо слышали, о чём родители шепчутся на кухнях, наблюдали, как в длинных машинах разъезжают адепты равенства, и видели очереди, в которых наши родители стояли, чтобы купить гречки и пачку масла. И почти всё, что мы делали, было неосознанным внутренним протестом против этой лжи и придуманного ненастоящего мира. Нужно собираться в комнате вожатой и учиться дуть в горн? А хрен вам, мы пойдём капсулять машины и кататься на кульках. Спортивные кружки и ГТО? Айда в подвал заниматься карате и таскать самодельное железо, вот тебе плакат Арни. Моральный облик пионера? Несите вино с чернильным цветом и сушите траву за батареей. Мы тогда мало что понимали, но спинным мозгом чувствовали, как новый мир ломал старый, который уже не хотел ехать умирать на Кубу и в Афганистан за торжество идей равенства, а жаждал видеомагнитофонов, «Фанты» и косить бабки.

Могло выжить что-то одно – или лубочный совок, в который не верили даже сами идеологи, а Высоцкий с Гагариным смело разъезжали в иномарках; или рождающийся новый мир безграничных возможностей и равных правил. Тогда умирала империя, рождалась Украина и новые республики, часть СССР скатилась в бесконечные гражданские войны, часть – ушла в НАТО и ЕС, ещё часть – осталась в вечной орбите России. И тогда я впервые услышал слово «русофобия». Мол, это психический феномен, почти как боязнь закрытых пространств – иррациональная ненависть к нации и «ко всему русскому». Необъяснимые страхи и неприязнь – почти как смотреть на мучных червей, копошащихся в твоих запасах. Фашизм и ксенофобия, вот это всё.

Тогда я был мал, глуп и не очень разбирался в политике, но даже мне было понятно, что если от имени русских пообещать разрушить мир капитала, посулить освободить всех рабочих от гнёта и собственности, если построить 40 тысяч танков – мир будет реагировать. Может быть, мир бы так и не переживал, но танковые орды в Чехословакии, объятая пожарами Венгрия, экспорт коммунизма в страны третьего мира, и горы трупов в Афганистане настораживают. Ну, какая к чёрту «русофобия», а? Мы прямо обещали убить всех капиталистов, сломать их строй – и мы их убивали. Мы слали тяжёлые системы ПВО в Сирию, сбивали «Боинг» в первый раз, вооружали жутких упырей в Африке и на Ближнем Востоке, содержали компартии за границей и на последние деньги расширяли ядерный арсенал, который мог уничтожить планету раз пять подряд. Боязнь такого называется фобией, да?

Да нам прямо говорили, что мы империя Зла, вводили санкции и включали радио, в котором рассказывали, что так жить нельзя. Нас не бомбили, как Германию, ковровыми бомбардировками, не объявляли крестовые походы и не морили голодом. Просто не давали технологии, ограничивали в продаже сырья, втянули в гонку вооружений и говорили правду из-за занавеса. Что наш коммунизм не нужен даже нам самим, что эти сотни тысяч жертв; принудительное психиатрическое лечение и вездесущий глаз КГБ ни к чему не приведут; что лучше слушать хорошую музыку и покупать хорошую одежду, заниматься любовью, а не тоталитаризмом. Разве это фобия? Ну, я не знаю.

Когда чехи пишут на стенах «Русский, иди домой, водки нет»; когда мы травим президента соседней страны ядом и убиваем детей при штурме дворца; когда, уйдя из Афганистана, годами поддерживаем оружием племенные союзы; когда дома дефицит уже почти перерастает в карточную систему, а мы печатаем брошюрки на испанском языке и тренируем боевиков для латинской Америки – нет поводов ни для каких фобий? Да тут не то, что психиатрия, тут уже клиника. От таких парней явно нужно держаться подальше и всеми силами всячески помогать им падать.

Но сделали мы всё почти сами, даже бросались под траки танков хунты, чтобы не допустить реставрации совка. И всё это без руки НАТО или ЗОГ. Революцию на граните или январские события в Прибалтике трудно назвать инспирированными извне. Просто всех достала ложь, лубок и невозможность перемен снизу. И страх.

Прошло два десятка лет. Совсем другие люди сейчас во власти в РФ, другой строй, другие цели. Но средства остались всё те же: старого пса невозможно научить другим фокусам. И всё больше разговоров о «русофобии» в государственном информационном поле РФ. Ну, все же помнят: сами наскакали войну на Майдане. Смотрите все, как бомбят Сирию – вот, что было бы с Украиной. Запустили ракеты с Каспия, как большие мальчики – дрожи шлюха Европа. А нас вы просто не любите иррационально и кричите обидное про москалей и ножи. Мы же братья, нас просто поссорили жиды и пиндосы, нужно опять помириться и продавать газ.

В унисон с голосами башен Кремля поют партии внутри Украины про то, что Россия – наш партнёр, худой мир лучше доброй войны, в Европе нас совсем не ждут.

На бытовом уровне в РФ всё ещё проще – или чистая незамутнённая ненависть к «бандеровцам» и страх по отношению к ним; или натужное удивление: что, мол, а почему это нормальные граждане Украины нас не любят, фашисты небось? Ничего личного, просто НАТО придвигается к границам великой и прекрасной Россиюшки, мы реагируем, геополитика, вот это всё. Ну чего ты обиделся, хохол, а? Русофоб, наверное, слышали, что ваш 5-й шоколадный канал рассказывает о Путине и русских? Но ничего, 58-я армия и «Искандеры» с «Калибрами» ещё посмеются последними. Доиграетесь с этой русофобией, которую вы затеваете.

Я не сторонник призывать к насилию или агрессии ни по национальному признаку, ни по гражданству, но моя ненависть имеет вполне чёткие и ясные причины. Здесь нет никакой психиатрии, фобий, перверсий и прочей клиники.

Ещё начиная от диоксина в конфетах и сырах, газовых войн, тупорылых фильмов (вроде «Брата – 2») и фантастических книг, где условным укропам отрезали головы задолго до всех событий и где россияне хотели нести русским такое спасение, от которого становилось жутко. Вы помните? Страна 404, придуманная история, несуществующий язык, телевизионные шоу про карикатурных хохлов, «угнетённые русские», Лужков в Севастополе со своей кепкой и выступлениями, что Крым – это Россия. Я помню фото орков с флагом «ДНР» на Селигере, когда ещё не пахло никакими майданами и протестами. Помню БДК Северного флота, которые перебрасывали войска в Крым – они вышли со своих баз задолго до того времени, когда Янукович сбежал из страны.

Думается, что никогда не было никакого братства. Было онкологическое заболевание, выросшее на шестую часть суши, которое всегда рассматривало республики на окраинах, как свои отторгнутые территории. И при помощи пропаганды, экономики и своих метастаз внутри (заботливо выращенных на нефтяных деньгах) ещё с рождения независимой Украины это всё давило, угрожало, промывало мозги и мешало жить. Мы думали, что можно избежать судьбы Молдовы и Грузии. Более того, через наши границы шли контингенты и снабжение в ПМР. Мы не мешали потоку контрабанды и откровенно наживались на нём, а войска РФ перевооружались при помощи украинских заводов. Мы были беспечны и надеялись на меморандумы, базы ЧФ, СНГ и партнёров на Западе и Востоке.

А когда полыхнуло, оказалось, что это пыль на трассе и фикция. Оказалось, что договоры не стоят бумаги, а ССО РФ вместе с пропагандистской машиной Кремля создавались именно для таких конфликтов. Вы же тоже помните операторов боевых телекамер, выбрасывающие в эфир сюжеты спустя час после огневого контакта? ПТУР и тяжёлые пулемёты, отжатые «шахтёрами» в дежурных частях МВД и СБУ, где их сроду не водилось по штату? Не забыли, как били на камеру пленных (всё равно укропы, даже если русские) и рассказывали о мальчиках в трусиках? И наших павших? Я вот, например, помню многих. Невысокого юркого рыжего мехвода Андрея Брауха, погибшего в Логвиново. Старшего лейтенанта Шаблю, налетевшего своим автомобилем на мину. Высокого улыбчивого капитана медслужбы, получившего смертельный осколок под Веселой Горой. Фамилии его не знаю, а лицо вспоминается. Бойцы, бойцы, бойцы… Обстрелы, подрывы, нечастные случаи на полигоне… Не забуду жуткий хрип рации в тот момент, когда расстреливали КП бригады под Лутугино: танки и РСЗО россиян сменяли друг друга в огненной карусели, горела промка, заводоуправление ходило ходуном от попаданий. Подорвавшиеся на минах со страшными ранами. Плоть, обрывки погон, бронежилет и земля, поехавшие на экспертизу. Люди, которых сложили в ведро после обстрела, и парни, умершие от инфаркта во время обстрелов. Мне не нужны фобии. Моя ненависть горит ровным и спокойным огнём, будто под тиглем или горном. По законам человеческим и божьим нельзя призывать к насилию или ненависти против группы по национальному признаку. Но я скажу так.

Если любитель Путина и рассказчик про укропов будет подыхать от жажды, а у меня будет бурдюк воды – вылью её в пыль в двух шагах от него по капле. Если возьму деньги за работу – кину и буду смеяться в лицо. Приеду в Турцию, Болгарию или Египет, услышу истории про геополитику и как Мистер Хэ всех переиграл – перегажу себе отдых, но сломаю челюсть или отобью ливер под любым предлогом. Пожертвую деньги чехам, дагестанцам, грузинам, чукчам или алеутам – любым, даже самым диким парням, которые воюют с этим режимом. Приючу и укрою практически любого, кого преследует путинский режим, даже если персонаж насиловал гусей и воровал вагонами. Возьмусь за любую службу, даже если буду уже давно куковать на пенсии, на передке, в тылу, на полигоне, складе, информационном фронте. Когда эта раковая опухоль на востоке в очередной раз начнёт распадаться на части – стану демонически хохотать и стрелять в потолок шампанским, а если будет возможность, поеду подкинуть дровишек в костёр.

И скажите кто-нибудь уже этим упырям из Кремля и их прихлебалам, что русские тут ни при чём. У русских убивают Немцова прямо напротив Кремля. Русских в РФ пачками сажают в тюрьму и под домашний арест.

Там командуют персонажи, убившие первого русского в 16 лет, и те, кто кричат «Аллаху акбар» в день рождения кремлёвского фюрера. Скажите, что путиноиды не русские, а безродные жертвы совковых экспериментов; Васи, которые мастурбируют на шоу с ракетами из Каспия и аплодируют цирку, в котором давят утят трактором.

Рядом с нами находится страна, где за полгода упало 14 летательных аппаратов, а ведь у них на пилонах иногда встречается ядерное оружие. Тонут подводные лодки с реакторами на борту и сотни ПЗРК путешествуют через прозрачные границы: в Украине всплывают захваченные в Грузии польские «Громы». Профессиональные россияне поддерживают сепаратистов от Тирасполя до Цхинвали и диктаторов от Южной Америки до Сирии. Гибридная армия хотела попасть в блокпосты батальона «Киев-2», а убила людей в автобусе. Целились в борт ВТА Украины, а сбила «Боинг». Боевики хотели накрыть аэродром в Мариуполе, а разнесли жилые кварталы. Они расставляют запрещённые всеми конвенциями противопехотные мины, не гнушаются терактов и поддерживают слесарей, электриков и мойщиков машин в роли элиты в миллионном городе.

Сама великая и прекрасная путинская Россия стреляет по «Исламскому государству», а попадает по ФСА. Заявляет, что цель – штаб, а убивает «белые каски» и попадает по школе. Делает пуск по Сирии, а ракеты приземляются в Иране. Именно поэтому к границам РФ приближаются НАТО и системы ПРО. На месте соседей, наблюдающих, как криворукие твари возводят горы трупов и делают подобные косяки, куда не придут, я бежал бы в Альянс, роняя тапки. Потому что рано или поздно или придут «спасать русских», или собьют что-то, или что-то упадёт – это статистика, а не злорадство. Всё, что не происходит с их государством, сделано их же руками, путём воровства, с применением наногайки, лжи и пафоса на ровном месте. И отсутствием любой альтернативы в политике, кроме давления, насилия и гор оружия сепаратистам и диктаторам всех мастей.

Что я хочу сказать? Нет никакой «русофобии», есть только трезвый расчёт и холодная ненависть. Кровавая Бензоколонка должна сидеть в ментальном и физическом загоне. И не парьтесь уже о торговле с агрессором. Купить электроэнергию и газ по скидке у кретинов, рассказывающих про фашизм, – хорошо; пусть спонсируют хунту, убивающую мальчиков в трусиках. Взять кредит и тянуть с его возвращением – бесценно. Пообещать снабжение, а потом перекрыть воду в Крым и организовать гражданские протесты малого народа в преддверии сезона штормов – даже это допустимо. Приобретать запчасти через частные фирмы, чтобы потом ремонтировать боевую технику, и приобретать ГСМ для карательных колесниц – хороший план. Не вступайте в осмысленные диалоги и не пытайтесь достучаться. К тому, кто поет «Сирия – сестра моя» и согласен ввести туда войска, но не может отыскать её на карте, достучаться невозможно. При первом случае баньте, посылайте на хрен, бейте в лицо, кидайте на деньги или обещания, помогите любому, кто противостоит этому режиму, а особенно – вменяемым русским.

Коттоновая мутация человечества – это не навсегда, равно, как и советская. Рано или поздно башни Киселёва рухнут – и люди увидят, что так дальше жить нельзя, как уже увидели в 1990 году. А что же до прощения истовых адептов Кремля, то Бог простит. Наша же задача – организовать их встречу.

И не слушайте вскукареки о «русофобии». Мы, как гражданское общество, противостоим не нации; мы противостоим какой-то необольшевистской системе. Системе, которая находит в людях всё самое плохое (не только в русских, но и в чеченцах, бурятах, осетинах, молдаванах, украинцах). Ей нечего предложить миру, её режим состоит из убийц, воров и дураков, её ставленники – электрики и охранники, она убивает людей по всей планете, работает по застройке и сбивает гражданские самолёты.

Обойдёмся без психиатрии – Карфаген должен быть разрушен. Бензоколонка представляет опасность для соседей, для всего мира и для самой себя. Забвение текущей политической системы, созданной в РФ Путиным, – это наша жизнь. И, скорее, жизнь самих россиян. Так сложилось исторически. Избавляемся от фобий и прививаемого нам чувства вины; учимся враждовать спокойно, отстранённо и осмысленно. Я научу этому своих детей, а те расскажут своим. Ни одна жертва на Востоке и ни одна наша капля крови не будет пролита зря.

Автор: Кирилл Данильченко ака Ронин

Источник: Петр и Мазепа